Российский рынок Интернета вещей: аналитика и прогнозы

 

Напомним: концепция Интернета вещей (Internet of Things, IoT) предполагает объединение в сеть всевозможных потребительских и промышленных устройств, а также их взаимодействие друг с другом и внешней средой.  Впервые эта концепция была сформулирована семнадцать лет назад сотрудниками Массачусетского технологического института, которые ещё в 1999 году предложили помечать выпускаемые производителями товары радиочастотными идентификаторами (RFID-метками), чтобы в транспортно-логистических системах могли быстрее принимать решения.

Впоследствии такой подход к организации взаимодействия физических объектов между собой и с внешним окружением трансформировался в концепцию объединения датчиков, сенсоров и исполнительных устройств в единую сеть, интегрированную со средствами дистанционного контроля и системами сбора данных. Однако до недавнего времени эта идея оставалась на уровне разговоров. И только с повсеместным распространением беспроводных сетей, появлением облачных вычислений, развитием технологий межмашинного взаимодействия и «умных» устройств концепция Internet of Things стала применяться на практике.

С началом ее реализации люди открыли для себя головокружительные перспективы вывода процессов автоматизации, включая управление производством, транспортом, энергосистемами, современными зданиями и бытовыми приборами, на принципиально новый уровень. Во многих странах мира Интернет вещей стал ключевым трендом развития информационных технологий и экономики на ближайшие десятилетия. В России же рынок IoT до сих пор находится в стадии формирования.

По данным аналитической компании J’son & Partners Consulting, на конец 2015 года общее число IoT-устройств в нашей стране составило чуть более 16 миллионов, то есть доля России в общем числе инсталлированных во всём мире таких систем (4,6 млрд, согласно оценкам Ericsson) составляет 0,35 %. Такой низкий показатель свидетельствует о том, что наша технологическая отрасль значительно отстаёт в развитии сервисов и систем Интернета вещей. По прогнозам экспертов, если развитие продолжится теми же темпами, то к 2018 году число подключённых устройств в стране превысит 32,5 млн, то есть вырастет в два раза. Однако в сравнении с темпами, которыми развивается сфера Интернета вещей в других странах, двукратный рост — не самый лучший показатель. Он не только не позволит нарастить долю по числу инсталляций, но и продемонстрирует её падение в общем количестве IoT-устройств в мире до мизерных 0,1 %.

«На сегодняшний день российский рынок Интернета вещей развивается невысокими темпами. В частности, известны лишь несколько пилотных проектов в области сельского хозяйства и добычи полезных ископаемых. Крупнейшие инициирует и продвигает государство. Самым ярким примером, пожалуй, является внедрение системы «Платон», также относящейся к сфере Internet of Things, — отмечает Андрей Шолохов, генеральный директор российского представительства компании PTC, занимающейся поставками технологических платформ и решений для IoT. — Одним из наиболее значимых сдерживающих факторов является инерция бизнес-моделей предприятий. Причина этой инерции заключается в том, что в России практически отсутствует внутренняя конкуренция. К примеру, если в нашей стране производится всего один самолёт, а не три или пять, выбор будет ограничен. Предприятия не мотивированы меняться, у них нет необходимости конкурировать, поэтому новые технологии зачастую воспринимаются только как лишняя трата денег. Там, где существует жёсткая конкуренция, изменения ценятся на вес золота и внедрение IoT оправдывает себя достаточно быстро».

Второй причиной слабого развития рынка Интернета вещей в РФ является недостаточное понимание отечественными компаниями IoT-технологий и преимуществ, которые они могут обеспечить для бизнеса. Немногие руководители предприятий имеют представление о том, что Интернет вещей может повысить эффективность бизнеса за счёт автоматизации и оптимизации процессов практически во всех сферах деятельности, будь то здравоохранение, транспорт, торговля, жилищно-коммунальное хозяйство, энергетика или промышленный сегмент.

Интернет вещей предоставляет широчайшие возможности для создания интеллектуальных производств, мониторинга и управления состоянием любого оборудования, создания «умных» домов и городов. Транспортные компании могут использовать IoT для мониторинга грузоперевозок и решения логистических задач, больницы — для слежения за состоянием пациентов и оперативного уведомления медицинского персонала в случае повышения показателей, сельскохозяйственные предприятия — для удалённого управления системами ирригации, мониторинга состояния и поведения животных. Наконец, рядовые пользователи — для дистанционного управления домашними устройствами, системами отопления, освещения, безопасности, противопожарными комплексами и прочей техникой. Область применения Интернета вещей поистине безгранична, и, как только отечественный бизнес в полной мере осознает это, на российском IoT-рынке произойдут кардинальные перемены.

По оценкам экспертов J'son & Partners Consulting, Интернет вещей является тем самым инструментом, благодаря которому можно увеличить производительность труда в нашей стране в 3-5 раз. Аналитики уверены, что IoT — это возможность объединять устройства/ресурсы в пулы и использовать их с близкой к 100 % эффективностью/утилизацией в сравнении с 5-10% при традиционном подходе, и это именно то, что сейчас нужно России. «В условиях сложившейся экономики, построенной на добыче углеводородного сырья, необходимость модернизации отечественной промышленности становится всё более очевидной как в традиционных направлениях обрабатывающих производств, так и в ресурсно-распределяющих сетях электроэнергетики, тепла, газа и воды. Кроме того, ярким примером использования интеллектуальных систем является сфера услуг и финансовая сфера», — уверен Александр Герасимов, директор направления IT и облачных сервисов компании J'son & Partner Consulting.

Говоря о сдерживающих развитие Интернета вещей факторах, нельзя обойти стороной ещё одну актуальную не только для России, но и для всего мира проблему, связанную с информационной безопасностью IoT-устройств. По мнению экспертов компании Qrator Labs, занимающейся исследовательской деятельностью в области защиты от DDoS-атак, распространение Интернета вещей несёт в себе масштабную угрозу: производители всевозможных подключённых устройств (видеокамер наблюдения, чайников, телевизоров, автомобилей, мультиварок, весов, «умных» розеток и так далее) далеко не всегда заботятся о должном уровне их защиты. Часто такие устройства используют старые версии популярных операционных систем (в частности, того же Android), и разработчики не тратят свои силы на регулярное их обновление до новых версий, в которых устранены известные уязвимости. Как следствие, подключённые к глобальной сети IoT-устройства потенциально могут стать частью инфраструктуры злоумышленников — в этом случае они могут быть задействованы, например, для организации массированных DDoS-атак.

Первые звоночки уже прозвучали в 2015 году. В частности, специалисты Qrator Labs обнаружили  ботнет, построенный на сетевых маршрутизаторах, в которых не поменяли стандартные пароли.

«Казалось бы, сетевое оборудование настраивается квалифицированными специалистами и в последнюю очередь должно оказаться под угрозой взлома. Но практика показывает обратное. Что уж говорить об уязвимостях пользовательских устройств.  Мы прогнозируем, что очень скоро все смартфоны на старых версиях Android будут состоять как минимум в одном ботнете. За ними последуют все «умные» розетки, холодильники и прочая бытовая техника. Уже через пару лет нас ждут ботнеты из чайников, радионянь и мультиварок. Интернет вещей принесёт нам не только удобство и дополнительные возможности, но и много проблем. К этому следует готовиться уже сейчас», — делится мрачными прогнозами Александр Лямин, глава Qrator Labs.

Ещё одним узким местом, тормозящим развитие Интернета вещей в России, является сильная фрагментация поставщиков решений и услуг в сфере IoT и отсталость отечественной элементной базы. Немаловажную роль играет и то, что на отечественном рынке в основном представлены разработки крупных иностранных IT-корпораций, а российских компаний, готовых и способных продвигать технологии Интернета вещей, в стране раз-два и обчёлся.

Свою лепту вносит и разрозненность имеющихся на рынке IoT-платформ, объединяющих «умные» устройства в единое целое и являющихся ключевым звеном всей экосистемы Internet of Things. Так, по данным J’son & Partners Consulting, в мире на сегодняшний день насчитывается более 100 крупных поставщиков таких решений и порядка 200-300 небольших, в том числе стартапов. Каждый из этих вендоров правомочно называет себя поставщиком IoT-платформ, при этом универсальные решения класса End-2-End предоставляют лишь единицы. Кроме того, следует учитывать не только тип IoT-платформы и её функциональные возможности, но и масштабы операционной деятельности разработчика, развитие партнёрской экосистемы, массовость внедрений и подтверждённую практикой масштабируемость, а также другие немаловажные факторы. Всё это тоже не лучшим образом сказывается на развитии российского рынка Интернета вещей, и нет ничего удивительного в том, что поставщики опасаются на него выходить, поскольку видят на нём слишком много рисков и неопределённостей.

 

Барьеров на пути развития Интернета вещей в России очень много, и придать импульс его развитию могла бы поддержка со стороны государства, уже продемонстрировавшего свою компетентность в этом вопросе на примере систем «Платон» и «ЭРА-ГЛОНАСС». О том, что активная работа в этом направлении уже идёт, свидетельствует не только разрабатываемая Министерством промышленности и торговли Российской Федерации «дорожная карта» по развитию Интернета вещей, но и подписанный в прошлом году меморандум о создании Ассоциации содействия развитию промышленного Интернета, которая объединит ключевых игроков рынка, определит соответствующие стандарты и будет заниматься внедрением IoT-технологий в различных секторах российской экономики: машиностроении, энергетике, транспорте, добывающей и перерабатывающей отраслях промышленности и др.

Серьёзный интерес к теме в последнее время стали проявлять ведущие университеты страны, о чём свидетельствует включение в академические программы курсов по Интернету вещей. Кроме того, недавно стало известно о намерениях инвестиционно-промышленного холдинга GS Group и Фонда развития интернет-инициатив открыть акселератор для развития стартапов в этой сфере, которые получат финансовую поддержку для запуска серийного производства IoT-продукции. Положительные сдвиги налицо: есть все основания полагать, что развитие российского рынка Интернета вещей пойдёт по оптимистичному сценарию и — вопреки прогнозам аналитиков — продемонстрирует достойную динамику роста в ближайшие годы.

Постоянный URL: http://servernews.ru/929506
Поделиться:  

Комментарии